Новости Досье
Жизнь Мэрилин...
... и смерть
Она
Фильмография
Фильмы о Монро
Виртуальный музей
Видеоархив Аудиозаписи Публикации о Монро
Цитаты Мэрилин
Магазин Гостевая Статьи

На правах рекламы:

Доставка цветов Воронеж среди цветов.

Снегозадержатель угловой кровельные снегозадержатели.

Главная / Публикации / Э. Саммерс. «Богиня. Тайны жизни и смерти Мэрилин Монро»

Глава 37

Когда Мэрилин вернулась из Мексики, шел март. Именно тогда перед президентом Кеннеди замаячила угроза, что его чрезмерное увлечение женщинами может стать достоянием гласности. Штормовое предупреждение звучало уже давно.

Почти месяц прошел с того дня, как босс мафии Джанкана пригрозил «рассказать о братьях Кеннеди все». Естественно предположить, что министр юстиции Роберт Кеннеди был извещен о гневной тираде мафиози в аэропорту. Если же ему об этом все же не доложили — а такая роковая оплошность вполне могла быть, — то о зловещем развитии событий он вполне обоснованно должен был узнать в течение 1961 года.

Джанкана был лишь одним из опасных врагов Кеннеди. Второй из них, Джимми Хоффа, председатель профсоюза водителей грузового транспорта, усматривал в Роберте Кеннеди личного врага и теперь сошелся с ним в ближнем бою. Работая в различных комиссиях сената, Кеннеди убедился в том, что профсоюз в том виде, в котором он существовал под председательством Хоффы, был «скрытым злом». Имя Хоффы он неоспоримо связывал с организованной преступностью, в частности, с чикагским синдикатом, возглавляемым Джанканой.

Как и Джанкана, Хоффа был в поле зрения полиции. Чтобы не сесть в тюрьму, тот пускал в ход все средства, включая подкуп судей и запугивание свидетелей. И только благодаря усилиям Роберта Кеннеди, он — в конце концов — все же окажется за решеткой. Тем временем Хоффа вел отчаянную борьбу против министра юстиции. Студия Мэрилин Монро «XX век—Фокс» также была втянута в это противоборство.

В 1961 году «Фокс» объявил, что намечает снять картину по книге Кеннеди «Враг внутри», изданной накануне президентской кампании. В ней рассказывалось о Хоффе и мафии. Продюсером был Джерри Уалд, участвовавший в создании первых фильмов с Мэрилин Монро.

Через несколько дней после объявления о будущем фильме Уалду позвонил неизвестный. Незнакомец спросил: «Ты и есть тот сукин сын, кто собрался снимать "Врага внутри"»? Это был первый из многочисленных звонков, помимо которых были и письма, содержавшие угрозы в адрес Уалда и студии. После прямого запугивания, к которому прибегнет один из адвокатов Хоффы, затея с фильмом рухнет, хотя в 1962 году предварительная работа над картиной шла полным ходом. На главную роль пригласили Пола Ньюмена. Роберт Кеннеди принимал участие в обсуждении сценария. Одновременно «Уорнер Бразерз» настаивал на создании фильма о военных подвигах Джона Кеннеди, командовавшего РТ 109. Подобно Уалду, Джек Уорнер также получал анонимные письма. В них содержались утверждения, что президент «сексуальный извращенец и имеет многочисленных любовниц», а также обещали, что «вскоре разгорится скандал и погубит и вашу картину, и вас».

В 1961 году в ФБР пришло письмо, в котором предлагали представить доказательства, что президент прелюбодей. Обещали прислать и фотографии. Найти снимки, которые, мягко говоря, могли бы поставить президента в неловкое положение, не составляло никакого труда. Примерно в то же время, когда было отправлено это письмо, на приеме в отеле «Беверли Хилтон» президента Кеннеди видели с Мэрилин Монро.

Роберт Кеннеди также продолжал рисковать. Уалд, продюсер «Врага внутри», приехал однажды в дом в Малибу повстречаться с Кеннеди и увидел его там вдвоем с Мэрилин.

Затем тревожные сигналы посыпались, как из рога изобилия. И декабря 1961 года Дж. Эдгар Гувер сообщил Роберту Кеннеди, что ФБР располагает информацией о том, что Сэм Джанкана намеревается воспользоваться услугами Синатры, который стал посредником между ним и Кеннеди-старшим. Согласно полученным данным, у Синатры уже были разговоры с отцом президента.

Сотрудники из министерства юстиции начали поговаривать о том, что не понимают, как администрация может бороться с мафией, если Кеннеди водят дружбу с Фрэнком Синатрой, о связях которого с мафией всем хорошо известно.

Незадолго до Рождества 1961 года агенты ФБР подслушали телефонный разговор Джонни Розелли с Джанканой. Он только что побывал в ресторане «У Романова» с приятелем Мэрилин Питером Лоуфордом — одним из «клана» Синатры. Мафиози о Синатре отзывались с презрением. Они не могли привлечь его в качестве посредника между собой и Кеннеди. Розелли предложил Джанкане решиться на отчаянный шаг. «Ты правильно все понял, Mo, поступи по-другому. Поимей всех и каждого... Пусть они узнают, на что ты способен».

В феврале 1962 года, пока Мэрилин была в Мехико, наблюдения за Розелли выявили, что вторая любовница Джона Кеннеди, Юдит Кэмбелл, одновременно встречалась и с президентом, и с Джанканой. Таким образом, была обнаружена одна из «мин», заложенных под кресло президента, и директор ФБР принял меры по ее обезвреживанию.

Гувер как-то обедал с президентом, и предполагают, что предметом их беседы была Юдит Кэмбелл. И больше, как свидетельствовал телефонный формуляр Белого дома, разговоров с ней не было. Однако сама она утверждает, что все равно президент продолжал встречаться с ней. Похоже, Джон Кеннеди не воспринял всерьез предостережений Гувера. Кеннет О'Доннел, помощник Кеннеди, присутствовавший при встрече главы государства с директором ФБР, позже говорил, что президент якобы сказал: «Избавьтесь от этого ублюдка. Он уже порядком надоел».

23 марта, на следующий день после обеда с Гувером, оба Кеннеди должны были вылететь в Калифорнию. Джон Кеннеди хотел погостить у Фрэнка Синатры в Палм-Спрингс, но в последнюю минуту изменил первоначальный план, решив остановиться у Бинга Кросби, жившего в тех же местах. Питер Лоуфорд впоследствии говорил, что президент попросил его сделать необходимые приготовления, чтобы ему не пришлось, как говорится, спать в той же постели, где за три недели до его приезда спал Джанкана — мафиози, которого преследовал его брат. Разве трудно понять президента? Но Синатра посчитал себя страшно оскорбленным. Гнев свой он выместил на Питере Лоуфорде, разорвав с ним отношения.

Мэрилин лучше всех прочих знала о переживаниях Синатры. Она сказала Сиднею Сколски, что была в доме Питера Лоуфорда на встрече, на которую пришли Фрэнк Синатра и один из братьев Кеннеди.

Роберт Кеннеди объявил, по какой причине президент больше не мог встречаться с Фрэнком Синатрой. По словам Мэрилин, министр юстиции произнес страстную речь и даже сказал о том, что если президент не разорвет отношения с Синатрой, то будет вынужден подать в отставку. Участники встречи разошлись в гробовой тишине.

Но опасность не помешала Джону Кеннеди видеться с Мэрилин Монро. Они встретились через три дня после обеда президента с Гувером, во время поездки Кеннеди в Калифорнию.

В субботу 24 марта 1962 года президент проснулся в доме Кросби близ Палм-Спрингс. Мэрилин, жившая в недавно купленном доме, встала рано. Из-за ремонта водопровод временно был отключен, и она, чтобы вымыть голову, пошла к доктору Гринсону. Вернувшись, сделала прическу и принялась одеваться. Ушло несколько часов на то, чтобы превратить отцветающую Норму Джин в «Мэрилин».

Питер Лоуфорд, заехавший за ней, чтобы отвезти в «пески», в ожидании мерил шагами холл. «Когда Мэрилин вышла из спальни, — говорит Юнис Меррей, — у нее поверх новой прически был надет черный парик».

В те выходные президент открыто развлекал знаменитых гостей из шоу-бизнеса, однако о роли Мэрилин газеты не обмолвились ни словом. Но есть два очевидца того, что происходило в доме близ Палм-Спрингс. Президент из особняка Бинго Кросби, где он официально остановился, не раз отлучался.

Бывший юридический советник округа Лос-Анджелес Фили Уотсон, видевший Мэрилин с президентом в «Хилтоне» четыре месяца назад, с удивлением заметил, что они опять вместе. Если в «Хилтоне» никаких признаков интимности не было заметно, то теперь их близость сомнений у Уотсона не вызывала.

«Я гостил в частном доме на ранчо «Мираж», — говорит Уотсон, — и меня пригласили на прием в одно место во владениях Синатры. Стоял холодный, обычный для пустыни вечер. По сути было две вечеринки. Много народу собралось возле бассейна, гости то входили, то выходили из просторного дома, выстроенного в испанском стиле. Синатру я не видел, но Мэрилин и президент были там, к тому же рядом. По всему было видно, что они хорошо проводили время и занимались тем, что казалось им вполне естественным».

Уотсон говорит, что президент с Мэрилин были в коттедже на первом этаже, где он принимал лишь избранных гостей. Уотсон, как и на приеме в «Хилтоне», туда попал благодаря своему приятелю, стараниями которого и получил должность юридического советника. С президентом, помнившим его по предыдущей встрече, у него была короткая беседа. «Кроме него, присутствовало еще два или три человека, — говорит Уотсон. — На президенте был свитер с воротом «хомут», а на Мэрилин платье, похожее на халат. Чувствовалось, что она много пила. Глядя на них, можно было заключить, что они близки и провели вместе ночь».

Рассказ второго очевидца о том, что делалось в выходные в Палм-Спрингс, не расходится с наблюдениями Уотсона. В последние месяцы жизни Мэрилин посвящала в свои тайны Ральфа Робертса, актера и массажиста, с которым познакомилась в доме Страсбергов в Нью-Йорке. В затемненной комнате, пока Робертс делал расслабляющий массаж, с помощью которого пытался бороться с ее бессонницей, Мэрилин обсуждала с ним некоторые вопросы анатомии человека, в области которой имела определенные познания.

В разговоре с Робертсом Мэрилин обмолвилась, что, видимо, скоро увидится с президентом. Обронив это, она попросила Робертса объяснить ей, как бедренная кость соединяется с тазобедренным суставом. Находясь в Палм-Спрингс, Мэрилин позвонила Робертсу. В голосе ее прозвучали шаловливые нотки.

«Я тут поспорила со своим приятелем, — сказала она, отлично сознавая, что Робертс знает, на кого она намекает, — и он считает, что я неправа относительно тех мышц, о которых мы говорили. Я передам ему трубочку, и ты скажи ему сам».

«Секунду спустя, — вспоминает Робертс, — я уже слышал знаменитую бостонскую речь. Я рассказал о мышцах, и он поблагодарил меня. Конечно, я и виду не подал, что знаю, кто он, и он себя не назвал».

Потом Мэрилин рассказала Робертсу, что дискуссия о мышечной системе возникла у них с Кеннеди после того, как она начала делать массаж больной спины президента. «Я посоветовала ему делать массаж у тебя, Ральф, — сообщила Мэрилин, — но он сказал, что результат не может быть аналогичным. Думаю, что благодаря мне его спине стало лучше».

Как видим, Мэрилин отличалась рискованной болтливостью. Теперь она свои отношения с братьями Кеннеди уже обсуждала со всем кругом друзей. Президент и министр юстиции продолжали вести себя так, словно были неуязвимы. В тайне от них многие занимались подслушиванием. Некоторые из этих людей были заклятыми врагами Кеннеди, и активность их ставила под угрозу само президентство Кеннеди.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
  ??????.??????? Главная | Гостевая книга | Ссылки | Карта сайта | Контакты
© 2019 «Мэрилин Монро».